Mactube.ru

Рекламные материалы
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Процесс с анамнезом: «Медвестник» подсчитал количество «врачебных» дел в судах

Процесс с анамнезом: «Медвестник» подсчитал количество «врачебных» дел в судах

«Моего дела не было бы, если бы все действовали в рамках закона, своих профессиональных обязанностей и профессиональной этики», – утверждает Елена Мисюрина. «МВ» поговорил с врачом-гематологом, которую суд оправдал за отсутствием состава преступления только через семь лет после начала процесса, и юристами, пытаясь разобраться, почему в России так часто возникают «дела врачей».

Уголовные дела врачей

В 2020 году в производстве российских судов по существу находилось минимум 149 уголовных дел, фигурантами которых были врачи, следует из анализа «МВ» государственной автоматизированной системы (ГАС) «Правосудие». Эта статистика не дает представления о том, сколько дел против врачей расследуют следственные органы. Кроме того, это самый минимум от реального количества: при подсчетах мы ориентировались на несколько статей и только на те дела, в которых был текст судебного акта.

В 2020 году по этим делам суды признали виновными по меньшей мере 60 врачей (в это число входят обвинительные приговоры и дела, прекращенные по нереабилитирующим основаниям). Еще в 47 случаях обвиняемые были оправданы либо их дела были прекращены по реабилитирующим основаниям (например из-за примирения с потерпевшим).

1.jpg (59 KB)

Чаще всего врачам вменяли в вину причинение смерти по неосторожности – по этой статье в 2020 году суд рассмотрел не менее 97 дел, 46 из них закончились обвинительным приговором, 33 ‒ прекращением дела или оправданием.

2.jpg (88 KB)

Как мы считали

Данные о 149 уголовных делах получены из государственной автоматизированной системы (ГАС) «Правосудие» по четырем статьям Уголовного кодекса РФ: оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности (п.«в» ч.2 ст.238); причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей (ч.2 ст.109); причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности во время исполнения профессиональных обязанностей (ч.2 ст.118) и неоказание помощи больному (ст.124). Поиск осуществлялся по совпадению слов «медицинская помощь», при этом учитывались только те дела, у которых был доступен текст судебного акта, и не рассматривались случаи уголовного преследования медработников за служебный подлог, получение взятки, нарушение неприкосновенности частной жизни и заражение пациентов ВИЧ-инфекцией.

Решения суда, в которых врач был признан виновным, но освобожден от наказания, например за истечением срока давности, мы приравнивали к обвинительным приговорам. Решения судов разных уровней по одному и тому же делу считались за один случай.

Официальная статистика доступна только за 2019 год. Тогда, по словам председателя Следственного комитета России Александра Бастрыкина, было получено более 6,5 тыс. сообщений о ненадлежащем оказании медицинской помощи, возбуждено 2,1 тыс. уголовных дел, 332 рассматривалось в суде. «МВ» направил запрос в пресс-службу СК с просьбой предоставить официальные данные за 2020 год.

Такое обилие обращений граждан и судебных дел адвокат московского врача-гематолога Елены Мисюриной, оправданной по делу о врачебной ошибке, Анатолий Клейменов связывает с отсутствием в стране выстроенной системы страховой медицины. Например, в США пациенты могут обратиться в страховую компанию, чтобы получить компенсацию в случае ненадлежащего оказания им медпомощи, в России же единственный механизм давления на врача – обращение в Следственный комитет и последующее возмещение вреда через суд, объясняет юрист.

«Экспертная» оценка

«Возбуждение уголовного дела позволяет следователю получить объективную экспертную оценку и сделать выводы на основании всех полученных данных», – заметил Александр Бастрыкин на расширенном заседании коллегии СК РФ в 2019 году.

С точки зрения Клейменова, экспертная оценка, напротив, ‒ ключевая проблема при ведении дел в отношении врачей. По его словам, институт судебно-медицинской экспертизы необходимо реформировать.

Сейчас адвокат занимается делом врача из региона, которому вменяют ту же статью, что и Мисюриной, ‒ «оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее смерть человека». Потерпевшие до суда на договорной основе получили заключение комиссии из трех специалистов. На основании этого заключения следователь провел официальную экспертизу уже в другом регионе. При ознакомлении с материалами дела Клейменову стало известно, что один из членов комиссии, возмездно выдавшей первичное заключение потерпевшим, возглавляет экспертное учреждение, куда следствие направило официальную экспертизу.

По одному врачебному делу один из членов комиссии, возмездно выдавшей первичное заключение потерпевшим, возглавляет экспертное учреждение, куда следствие направило документы уже на официальную экспертизу.

«Мы долго не могли понять, для чего экспертизу направили в другой регион. Руководитель экспертного учреждения, заведомо зная о возмездном характере инициативной экспертизы, принимает себе на исполнение экспертизу официальную. Более того, в состав комиссии входит его первый заместитель, то есть лицо, находящееся в прямом подчинении. Следователь этого тоже не может не понимать, но специально отправляет экспертизу именно туда», – рассказал Клейменов.

Читайте так же:
Банкротство физических лиц и ип разница

Наличие системных проблем в сфере судебной экспертизы подтверждает доцент кафедры судебной медицины и медицинского права МГМСУ им. А.И. Евдокимова, ведущий юрист юридической группы «Ремез, Печерей и партнеры» Иван Печерей. По его словам, в России отсутствует единая методология проведения экспертиз по врачебным делам, а судьба медицинского работника зависит от субъективного мнения отдельного человека или группы людей.

Мисюрина говорит, что в ее случае экспертизы не соответствовали ни профессиональной логике, ни этиологии, ни физиологии человека. «Я не понимаю, почему судмедэксперты подписывают такие заключения», ‒ заметила она.

«Дело Мисюриной»

«Моя история не о врачебной ошибке, а о том, как нельзя непрофессионально работать и нарушать закон, как со стороны судебно-медицинских экспертов, так и со стороны следствия. Если бы все действовали в рамках закона, своих профессиональных обязанностей, то «дела Мисюриной» не было бы в принципе», – рассказывает Елена Мисюрина. Спустя семь лет после возбуждения уголовного дела 4 марта 2021 года Мосгорсуд прекратил уголовное дело за «отсутствием состава преступления». Вины врача в смерти пациента в 2013 году не было, постановил суд.

Тогда Мисюрина провела трепанобиопсию 55-летнему мужчине с миелофиброзом, в стадии перехода в острый лейкоз, раком предстательной железы и несахарным диабетом в частной московской клинике. После процедуры больной самостоятельно покинул центр и поехал на работу, следует из материалов дела. Вечером его госпитализировали в клинику «Медси» с симптомами «острого живота». Специалисты выявили признаки внутреннего кровотечения, и спустя почти двое суток после пункции мужчину прооперировали. После проведенной операции, во время которой развилось массивное кровотечение, пациент скончался.

По версии следствия, внутреннее кровотечение у пациента началось из-за нарушения техники проведения трепанобиопсии. Во время процедуры Мисюрина якобы ввела иглу в область крестца вместо гребня правой подвздошной кости и повредила сосуды таза.

В 2018 году Черемушкинский районный суд Москвы приговорил врача к двум годам лишения свободы, однако решение оспорили адвокаты Мисюриной и прокуратура. Через несколько месяцев коллегия по уголовным делам Мосгорсуда отменила приговор и вернула дело прокурору для устранения недостатков, содержащихся в обвинительном заключении. В конце 2020 года дело направили на новое рассмотрение.

По мнению Мисюриной, добиться победы в деле стало возможно благодаря поддержке профессионального сообщества. После объявления приговора за врача вступились коллеги из Профсоюза работников здравоохранения и Гильдии защиты медработников, Лига пациентов, Департамент здравоохранения Москвы, Комитет Госдумы по охране здоровья, заместитель мэра столицы Леонид Печатников, мэр Сергей Собянин и др.

Страх оказаться «крайними»

Треть врачей не пойдут на риск ради спасения пациента из-за опасения оказаться «крайними», следует из результатов совместного исследования «МВ» и RNC Pharma, которое проходило на сайте «МВ» с 11 января по 10 февраля 2021 года. Общая выборка составила 456 врачей 43 специальностей из 146 городов России.

Почти половина респондентов (44%) сообщили, что будут готовы рисковать, когда в России появится действительно независимая экспертная коллегия, которая будет оценивать правильность их действий.

Только 16% опрошенных врачей идут на обоснованный риск, несмотря на высокий уровень недоверия к социальным институтам. При этом в группе специалистов «старше 55 лет» доля респондентов, выбравших данный вариант ответа, была почти вдвое выше, чем в категории «до 55 лет», – 20 и 11% соответственно.

«Врачи стали более осторожны, несколько раз подумают, стоит ли в какой-то ситуации рисковать, если есть лишь минимальный шанс на спасение пациента», – подтверждает Мисюрина. По ее словам, никто не говорит, что в медицинском сообществе все идеально, но есть проблемы и в пациентской среде, например так называемый «пациентский экстремизм». «Нужно находить какой-то баланс, где будет взаимное уважение и профессиональное оказание медицинской помощи», – считает она.

Читайте так же:
Автоплатеж от Сбербанка, что это такое

Классификация врачебных ошибок в медицине

Типы докторской халатности разделяются по этапам оказания услуг:

  • диагностическая — наиболее распространенная категория, недочеты совершаются на стадии постановки диагноза;
  • организационная — плохое обеспечение оказания медицинских услуг;
  • лечебно-тактическая — следствие обнаружения неправильного заключения, когда специалист лечит пациента неподходящими методами;
  • деонтологическая — непрофессиональное поведение медика с больным, его родственниками или другими работниками учреждения;
  • техническая — неправильное заполнение документации (карта пациента, справки, выписки);
  • фармацевтическая — специалист не учел показания, противопоказания и совместимость препарата с другими медикаментами.

Некоторые недочеты не классифицируется по основным типам. Их относят к категории «прочее».

Компенсации морального вреда

При определении размеров компенсации морального вреда суд оценивает характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степень вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда, а также требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего (1101 ГК РФ).

Компенсации морального вреда

Частная клиника или частнопрактикующий врач несут ответственность согласно статьям 1064 и 1068 ГК РФ, в соответствии с которыми вред возмещается лицом, его причинившим. Юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Также вред, причиненный жизни, здоровью гражданина (пациента) при наличии недостатков оказанной услуги , а также вследствие недостоверной или недостаточной информации об услуге, подлежит возмещению исполнителем (медицинской организацией), независимо от его вины и от того, состоял ли потерпевший с ним в договорных отношениях, или нет (ст. 1095 ГК РФ).

Упустили из виду травму маленького пациента

Топ-10 страшных врачебных ошибок, приведших к смерти

В Севастополе из-за отсутствия детального обследования погиб 8-летний мальчик. Сильный ушиб головы он получил, играя дома. Юного пациента доставили в одну из городских больниц, где ему был поставлен диагноз — сотрясение мозга.

Во время обследования врачи проигнорировали жалобы мальчика на сильную боль, указав, что при таком диагнозе подобные ощущения — норма. Он поступил в травматологическое отделение. На следующее утро, в 6:50 утра, пришедшая проведать его мать нашла в палате бездыханное тело своего ребенка, врачей рядом не было. Однако врачи, попытавшись реанимировать ребенка, в свидетельстве о смерти указали время 7:45. Почему не было проведено МРТ и другое более серьезное обследование малыша, мать так и не знает. Возбуждено уголовное дело.

Почему правозащитники против уголовного наказания за врачебные ошибки

В Мурманской области суд вынес решение по делу о гибели шестилетнего мальчика после неудачной операции. В причинении смерти по неосторожности (часть 2 статьи 109 УК РФ) признали виновной женщину-хирурга, сообщается на сайте следственного управления СКР по региону.

По версии следствия, в апреле прошлого года в медсанчасть №120 ФМБА России в городе Снежногорске привезли мальчика шести лет, у которого предварительно диагностировали «спонтанный правосторонний пневмоторакс». Это состояние угрожало его жизни — было решено провести экстренную операцию.

Врач, которая проводила дренирование плевральной полости, нарушила должностную инструкцию и ввела ребенку слишком большую дозу препарата «Лидокаин». В результате у него развилась сердечно-сосудистая недостаточность и наступила клиническая смерть.

Мальчика срочно доставили в реанимацию медсанчасти, а затем, уже в состоянии комы, в реанимацию областной детской клинической больницы. Спасти его не удалось – ребенок умер 3 мая.

Судмедэкспертизы в рамках расследования уголовного дела установили, что именно ошибка врача-хирурга привела к осложнениями и гибели ребенка. Полярный районный суд назначил женщине наказание в виде ограничения свободы на 2,5 года. Кроме того, ее лишили права заниматься меддеятельностью на аналогичный срок. Приговор в законную силу не вступил и может быть обжалован.

«Приговором это не назовешь»

В июне этого года приговор вынесли и врачу и медсестре из Архангельска. По данным следствия, утром 28 июня прошлого года в процедурный кабинет районной поликлиники обратился мужчина, которому врач назначил уколы для повышения уровня гемоглобина.

«Медсестра ввела препарат внутривенно, хотя данное лекарство предназначено только для внутримышечного введения и в условиях стационарного лечения. Пациент вышел из процедурного кабинета и скончался спустя несколько минут», – рассказывали в пресс-службе регионального следственного управления.

Читайте так же:
Генеральный план застройки земельного участка

В ходе расследования уголовного дела эксперты сделали вывод, что к гибели пациента привела не только ошибка медсестры, но и неверное назначение врача. Обоих признали виновными в причинении смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей (ч. 2 ст. 109 УК РФ) и назначили наказание в виде ограничения свободы сроком на 1,5 года. Кроме того, врача лишили права заниматься врачебной деятельностью на 1,5 года.

Аналогичное разбирательство было завершено в августе этого года в Воронеже. Владимира Торопцева, врача скорой помощи больницы в Аннинском районе, признали виновным в гибели полуторагодовалой девочки от пневмонии. Фигуранта ограничили в свободе на два года, но при этом не стали лишать права заниматься медицинской деятельностью.

В марте 2018 года оба ребенка в семье Тутаевых заболели пневмонией, однако педиатр поставила им диагноз ОРВИ и отпустила домой. Через несколько дней у детей поднялась температура. Врач скорой помощи Торопцев, прибывший на место, сделал им жаропонижающие уколы, но не стал госпитализировать, поскольку решил, что их жизни ничего не угрожает. На следующий день детям резко стало хуже, родители сами отвезли их в больницу, однако маленькую девочку спасти не удалось. Экспертиза установила, что та могла выжить, если бы врач скорой помощи дообследовал ее и начал оперативное лечение.

Сам Торопцев не признал свою вину, подчеркнув, что более значительные ошибки допустили врач, которая поставили пациентке диганоз ОРВИ, а также медики, оказавшие девочке помощь после приезда в больницу.

С врачом частично согласились и сами родители. Во время первого судебного разбирательства по этому делу они примирились с врачом, однако прокуратура настояла на повторном рассмотрении дела.

«Больше мы не верим врачам аннинским. Наконец-то это все закончилось, не знаю, будут обжаловать или нет этот приговор. Хотя, можно сказать, и приговором это не назовешь, даже врачебной деятельности не лишили», – заявлял отец девочки Сергей Тутаев.

Почему обвинительные приговоры не исправят ситуацию

Президент общественной организации «Лига защитников пациентов» Александр Саверский, комментируя ситуацию с наказанием врачей за непреднамеренные ошибки, отметил, что сами пострадавшие пациенты или родственники погибших в редких случаях хотят видеть врача за решеткой. По его словам, в основном они добиваются того, чтобы этот врач больше не причинял вред другим больным.

Парадокс заключается в том, что хотя медицинскую деятельность регулируют статьи уголовного кодекса, на практике это приводит к тому, что пациенты зачастую не могут рассчитывать на справедливое разбирательство, если они стали жертвами врачебной ошибки.

«По данным СКР, за год в ведомство поступает около шести тысяч обращений пациентов о причинении вреда, из них дела возбуждаются по двум тысячам (30%), а до приговоров доходит около 170 дел (3%). Это, конечно, капля в море», – пояснил Саверский «Газете.Ru».

Он убежден, что ответственность для врачей должна быть не уголовной, а административной. Уголовное наказание лишает профессию возможности признавать ошибки врачей, анализировать и исправлять их. Вместо этого врачи запуганы возможностью уголовного наказания, и у них формируется лишь криминальное мышление.

Саверский подчеркивает, что медики делают все, чтобы заранее снять с себя ответственность за возможную ошибку из-за страха перед реальным уголовным наказанием: подлоги, ложные диагнозы в историях болезней и так далее.

Перевод наказания для врачей за непреднамеренные ошибки в сферу административного права поможет исправить эту ситуацию и защитить интересы пациентов, уверен собеседник.

«Медицина сегодня является единственной профессией, которая регулируется нормами Уголовного кодекса. Представьте, что журналиста за фактическую ошибку в статье могут посадить. Такого в принципе не должно быть. Это произошло потому, что медицина действует в сфере здоровья и жизни человека, которую регулируют и статьи УК РФ. Фактически у нас существует презумпция вины врача», – говорит общественник.

Что касается лишения права заниматься медицинской практикой, то этот вопрос плохо отрегулирован, считает Саверский. Он отметил, что на практике после вынесения приговора никто не следит за тем, занимается ли приговоренный врачебной практикой или нет: «Например, если обвиненный пойдет в частную клинику, то администрация учреждения не узнает, что он осужден».

Читайте так же:
Доверенность на продажу земельного участка — скачать бланк, образец

Схватка Минздрава и СКР

Весной этого года Минздрав выступил за отмену уголовного наказания для врачей, которые допустили гибель пациента без злого умысла – «из-за добросовестного заблуждения при лечении или диагностике».

Однако в СКР, напротив, выступили за расширение типов уголовного наказания для врачей. Так, летом этого года ведомство выступило с предложением внести в УК РФ две новые статьи «специально» для медиков. Речь шла о введение в кодекс ст. 124.1 «Ненадлежащее оказание медпомощи» и ст. 124.2 «Сокрытие ненадлежащего оказания медицинской помощи».

Первая статья предусматривает наказание в виде штрафа в размере до 200 тыс. руб. или лишения свободы на срок до 6 лет — в зависимости от причиненного вреда. Вторая статья предлагает наказывать виновных штрафами до 300 тыс. руб. или лишением свободы на срок до 3 лет.

За последние пять лет число уголовных дел о врачебных ошибках в России выросло почти втрое. В 2012 году в СКР поступило 2,1 тыс. соответствующих обращений, а в 2017 году – уже более 6 тыс. Этот показатель растет до сих пор.

В ведомстве пояснили, что сейчас врачебные ошибки квалифицируются по разным уголовным статьям (ст. 109, 118, 124, 238, 293), но ни одна из них в полной мере не учитывает особенности профессиональной меддеятельности. Поэтому необходимо ввести специальные уголовно-правовые нормы.

Как и правозащитники, представители ведомства отметили, что учащаются случаи фальсификации медработниками документации, уничтожения и подмены биологических материалов, чтобы уйти от ответственности. Если для «Лиги защитников пациентов» это говорит о необходимости отменить пугающее врачей уголовное наказание, то для СКР – о необходимости дополнить УК новой статьей о санкциях за подобные деяния.

Проект поправок в кодекс был опубликован на федеральном портале нормативных правовых актов в июне этого года, однако позднее он был удален.

Наказание за врачебную ошибку

Если при неправомерных действиях или бездействиях медицинский персонал причинил тяжелейший вред здоровью пациенту или привел к смерти больного, уголовная ответственность наступает лишь за отдельные составы преступления, предусмотренные Особенной частью.

В соответствии с ч. 2 ст. 109 УК РФ врачебная ошибка, которая привела к летальному исходу пациента, может караться осуждением на срок до 3-х лет с лишением права заниматься медицинской деятельностью на этот же срок либо без такового.

Если же здоровью больного был нанесен вред в тяжелой степени в результате ненадлежащего выполнения обязанностей врача, этот медицинский работник может быть лишен свободы на срок до 1 года с лишением права заниматься медицинской деятельностью на этот же срок либо без такового.

Помимо указанных выше составов преступлений, есть следующие типы медицинских ошибок, которые подлежат уголовной ответственности:

  1. Незаконное проведение аборта, в результате которого наступил летальный исход пациентки либо же был причинен тяжкий вред здоровью (ч. 3 ст. 123 УК РФ).
  2. Заражение ВИЧ-инфекцией пациента при ненадлежащем исполнении профессиональных обязанностей врача (ч. 4 ст. 122 УК РФ). Предусмотрен срок лишения свободы до 5-ти лет.
  3. Занятие коммерческой фармацевтической деятельностью или медицинской практикой без соответствующей лицензии на указанные типы деятельности в случае, когда это привело к причинению вреда здоровью в результате неосторожности (ч. 1 ст. 235 УК РФ). Если данные типы деятельности привели к смерти больного, виновные будут наказаны на основании ч. 2 ст. 235 УК РФ.
  4. Неоказание помощи пациенту (ст.124 УК РФ). В этом случае достаточно из-за неосторожности причинить вред здоровью средней тяжести. Если по этой причине нанесли тяжкий вред здоровью пациенту или же это и вовсе привело к смерти, в деянии врача будет усмотрен квалифицированный состав (ч. 2 ст.124 УК РФ).
  5. Халатность. Это ненадлежащее выполнение либо вовсе неисполнение обязанностей должностным лицом в результате недобросовестного отношения к работе. Если халатность медработника привела к нанесению вреда здоровью либо смерти пациента в результате неосторожности, она будет квалифицироваться по ч. 2 ст. 293 УК РФ.

Важно! После того, как уголовное дело возбудят, до момента судебного следствия потерпевший вправе подать гражданский иск и требовать возмещение ему имущественного вреда, причиненного вследствие преступления, также компенсацию морального вреда. Эти права отмечены в ст. 44 УПК РФ.

Читайте так же:
Куда пожаловаться на Ростелеком – грамотные способы оформления претензий

Если же больной не воспользовался данным правом, после того, как приговор в отношении виновного будет вынесен, требования о компенсации имущественного и морального ущерба можно потребовать в порядке гражданского судопроизводства. На основании ч. 2 ст. 306 УПК РФ, если вину врача не признают, судом будет отказано в удовлетворении иска.

Врачебная ошибка – понятие, классификация и виды ответственности

Врачебная ошибка в медицинской практике представляет собой чаще всего незлоумышленное деяние. Под данными деяниями обычно понимают халатные и непрофессиональные действия врачей при выполнении своих непосредственных обязанностей, которые имеют риск причинить вред здоровью пациента. В определенных обстоятельствах подобные действия могут быть классифицированы как уголовно наказуемое деяние, и врач имеет шанс быть привлеченным к ответственности.

Врачебная ошибка – причины и статистические данные

Постардавшему от рук некомпетентных врачей следует уяснить одну вещь – закон с 90-процентной вероятностью будет на его стороне, так как врачебная ошибка – это уголовное наказуемое деяние. Однако имеется ряд особенностей и тонкостей, которые также нужно брать во внимание :

  • в большинстве случаев, когда врачебная ошибка является следствием халатности и предполагает деяние без мотива или злого умысла, ответственность со стороны врача смягчается. Наказание будет более жестким, если в ходе расследования вскроется намеренное стремление врача навредить пациенту.
  • Наиболее частые причины врачебных ошибок – это неосторожность, невнимательность и недостаток опыта. Все три вышеперечисленных фактора могут стать смягчающими факторами при вынесении приговора.
  • Так же причиной врачебных ошибок могут стать небрежность при обследовании и лечении, пренебрежение современными медицинскими средствами и технологиями и т.д. В отличии от факторов, приведенных в предыдущем пункте, перечисленные в этом могут быть расценены как отягчающие обстоятельства при вынесении приговора.

Согласно заявлению представителя Следственного Комитета Российской Федерации, статистика по врачебным ошибкам за последние несколько лет выглядит примерно так:

  • В среднем за год за последние пять лет 712 человек, из которым примерно половина – дети, страдают от врачебных ошибок, некачественного медицинского обслуживания или же его полного отсутствия.
  • В среднем за год за последние 5 лет вследствие врачебных ошибок погибло 352 пациента.

ВАЖНО: В данный момент точное определение врачебной ошибки в законах РФ отсутствует. По этой причине п ри подобных разбирательствах возникают дополнительные сложности, ведь требуется доказать сам факт врачебной ошибки.

Классификация врачебных ошибок

На данный момент существует несколько основных классификаций врачебных ошибок.Наиболее распространенная и используемая помогает определить, на каком конкретном этапе произошла врачебная ошибка. Обратимся к ней дальше:

  • Самыми распространенными признаны диагностические врачебные ошибки, т.е. ошибки которые допускаются еще на этапе постановки диагноза.
  • Организационные. Недостаточная или некачественная организация оказания медицинской помощи или же ее полное отсутствие.
  • Лечебно-тактические. Часто идут вкупе с диагностическими, так как одна ошибка может перетечь в другую. Проще говоря, из-за неверного диагноза назначается неправильное лечение, которое либо не оказывает необходимого эффекта, либо наносит вред.
  • Деонтологические. Сюда относят ошибки, связанные с неэтичным или непрофессиональным отношением врача по отношению к персоналу, пациенту или родственникам последнего.
  • Технические. Связаны с бюрократией, и чаще всего касаются “бумажной” работы. Сюда относят некорректно заполненная карты пациентов, выписки, какая-либо документация и т.д.
  • Фармацевтические. Происходят, когда фармацевт или врач не учел или ошибочно сопоставил показания либо противопоказания с назначаемым препаратом.

Виды ответственности за врачебную ошибку

Если врачебная ошибка была выявлена персоналом медицинского учреждения, то наказание, скорее всего, будет представлено в виде выговоров, дисциплинарных взысканий, лишения категории, отправки на курсы по повышению квалификации и т.д. Также ошибка может привести к смене занимаемой должности или к переводу в другое учреждение. То есть, например, врач, допустивший ошибку, может из должности ординатора хирургического отделения в должность врача того же профиля, но уже в местную поликлинику.

Если ошибка была выявлена в ходе внешнего расследования, ответственность, которая может грозить врачу, условно делится на:

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector